Как стать Богатым, Успешным и Счастливым!

Печаль как путь к счастью. 7-е чудо жизни

На печаль люди никогда не напрашивают­ся, но она является одной из наиболее эффек­тивных замыслов природы, которые готовят людей к смирению и взаимопомощи в межче­ловеческих отношениях.

Человек, познавший великую печаль, не испытывает искушения покритиковать или осудить тех, кто с ним в чем-то не согласен, либо тех, кто чем-то его задел, не отвечает им тем же, а вместо осуждения говорит: «Пожа­лей, Господи, нас всех!» Встречаясь с челове­ком такого типа, мы интуитивно признаем, что находимся в обществе благородного чело­века!

Грусть-печаль — это лекарство для такой души, без чего многие никогда бы не распознали эту душу. Без такой закваски, как грусть-печаль, человек по уровню своего со­знания не смог бы подняться над животны­ми. Грусть-печаль разрушает барьеры, воз­двигнутые между физическим бытием челове­ка и его духовными потенциалами.

Печаль ломает старые привычки и заменя­ет их новыми, лучшими — и этот факт пред­полагает, что печаль является замыслом при­роды, с помощью которого она удерживает человека от благодушия и самолюбования.

Через мою одну-разъединственную вели­кую печаль я открыл путь к своей собствен­ной душе, что дало мне свободу, которой я никогда не познал бы без этого, и склонило меня к написанию этой книги.

Печаль весьма родственна любви — вели­чайшему из всех чувств — и во времена ката­строф объединяет людей в духе дружбы, и действует на человека так, что он начинает сознавать, какое это благо — стать храните­лем брата своего.

Печаль смягчает бедность и оправдывает богатства!

Богатства, открываемые только через пе­чаль, настолько велики и разнообразны, что их невозможно и перечислить. Способность печалиться сама по себе является свидетель­ством глубоких духовных качеств. Плуты и мошенники никогда не знают печали, ибо тогда бы им не стать плутами и мошенника­ми.

Печаль заставляет человека заглянуть в себя и увидеть, что в нем самом скрыто, дабы выявить в себе универсальное лекарство от всех своих хворей и разочарований. И она подводит человека к благам медитации и мол­чания, во время которых невидимые силы могут принести успокоение и даже создать комфорт либо помочь приобрести ценный опыт.

Когда человек приходит к самому себе и открывает удивительные энергии, которые он контролирует, это открытие обычно касается любимого человека, неудачи в бизнесе либо какого-то физического недомогания, не под­дающегося контролю.

Существуют определенные необходимые инструменты совершенствования тела и ума, которые природа проводит исключительно че­рез печаль, такие, например, как устранение эгоизма, грубости, тщеславия и любви к са­мому себе.

Печаль, подобно несчастью, может быть как благословением, так и проклятьем, в зависимо­сти от того, как на нее реагировать. Если к ней относиться как к необходимой дисциплиниру­ющей силе, без раздражения, она может стать великим благом. Если она нервирует и чело­век не видит никакой связанной с ней пользы, она может стать великим проклятьем. Выбор целиком зависит от мышления индивида.

Иногда печаль оборачивается жалостью к себе, и тогда только ослабляет того, кто ею охвачен. Печаль благотворна лишь в тех слу­чаях, если переносится как эмоциональное переживание сочувствия к другим либо при­ветствуется индивидом как посредник для приобщения к дисциплине.

Человек никогда не соприкасается столь тесно с Бесконечным Интеллектом, как в период глубокой грусти. Именно тогда, в печа­ли, молитва наиболее действенна и порой сра­зу дает положительный результат.

Печаль открыла миру гениев, которые ни­когда бы не были признаны, если бы не ре­зультаты ее глубокого проникновения в душу человека.

Печаль Авраама Линкольна, когда он по­терял единственную женщину, которую по-настоящему любил, Анну Рутледж, раскрыла перед миром его великую душу и вывела его на «сцену» в то время, когда Америка более всего в нем нуждалась.

Разочарование, порожденное невостребо­ванной любовью, нередко ввергает человека в печаль и становится либо проводником к ве­ликим достижениям, либо помехой, которая может довести человека до полного краха, в зависимости от того, как ее воспринимает сам человек.

И здесь выбор целиком за индивидом!

Даже сам Творец не может отменить при­вилегию человека в управлении собственным умом и направлении его на любые избранные им цели, и никакая иная сила не способна лишить его этой привилегии без согласия са­мого индивида.

Печаль может стать могучей силой добра, когда она перерастает в некую разновидность конструктивного действия или перестройки личности. Известно, что печаль излечивала недуг алкоголизма, даже когда все другие попытки излечения оказывались тщетными. Она является и. лекарством от большинства человеческих прегрешений. Кто-то сказал: «Когда печаль не действует, инициатива пере­ходит к дьяволу».

В периоды печали люди сбрасывают маски притворства и становятся самими собой, ибо печаль — это час для открытой исповеди как в самой покорности, так и в гордыне. Без чув­ства печали человек мог бы стать свирепым животным, вроде тигра, и бесконечно более опасным из-за превосходства своего ума.

При вознесении человека на высшую сту­пень интеллекта Создатель мудро утончил его интеллект способностью к печали, чтобы гарантировать ему умеренность в демонстра­ции своего превосходства. Садисты и отъяв­ленные преступники — это обычно люди большого ума, лишенные способности печа­литься. Человек, неспособный печалиться, бдийсе всего подошел к воплощению дьявола во плоти.

Если вы когда-нибудь почувствуете, что ваши печали усилились до того, что стали невыносимы, помните, что вы находитесь на жизненном перекрёстке, когда можете пойти на все четыре стороны по своему выбору, и один из них приведет вас к умиротворению, которого вы никогда бы не обрели ни на од­ном другом направлении или посредством чего-то иного. Помните также, что человек, неспособный печалиться, по-настоящему и не жил, ибо печаль есть главный ключ, которым отмыкаются ворота к чьей-то душе — порту прибытия Бесконечного Интеллекта.

Печаль — это стопорная защелка, разно­видность предохранительного клапана, охра­няющего тех, кто не воспринимает предосте­режений собственного разума. Печаль — это тонизирующее средство для великих душ, кинжал для тех, кто недисциплинирован.

Я окончил Университет Печали в возрасте пятидесяти лет. С рождения и до пятидесяти я сталкивался со всеми типами печали, какие только можно испытать, и каким-то образом одержал верх над всеми ими. Все реки моей печали были форсированы, кроме одной, ко­торая оказалась последней и самой широкой. Это была новая разновидность печали, против которой у меня не было иммунитета. Она была связана с самой глубокой и наиболее опасной из всех эмоций — чувством любви.

Я забрел в сад любви по дорожке, которая оказалась лабиринтом, выбраться из которого было трудно. Я перевидал сотни своих сту­дентов, совершивших ту же ошибку, и всегда чувствовал к ним почти что презрение, из-за проявленной ими слабости. Но теперь это кос­нулось меня самого.

Наконец-то я познал печаль неразделенной любви, понимая, что надо найти способ пре­образовать это переживание в некую форму конструктивного действия. В этом случае, как и во всех других неприятных переживаниях, я принялся за это преобразование, на­строившись на решение этой рабочей задачи, которая не оставляла мне времени для сожа­лений.

По какому-то странному знаку судьбы я отправился в городишко Клинтон, штат Юж­ная Каролина, где и поселился, чтобы одо­леть свою печаль и переписать Науку Успе­ха, — и на эту задачу отвел более года. В квартире, где я жил один, была написанная маслом картина, изображавшая прекрасный лес, через который протекала широкая река, которая терялась из поля зрения на крутом повороте, меняющем течение реки.

Ночь за ночью я просиживал перед этой картиной и представляя, как Корабль На­дежды под парусом пройдет этот изгиб. Ко­рабль так и не появился, дни складывались в недели, недели — в месяцы, а я все сидел в одиночестве. Мне всегда удавалось укло­ниться от каждой второй неприятности в своей жизни, но тут я словно оказался в ка­мере-одиночке, когда не убежишь от самого себя, и скука оказалась сильнее, чем я мог бы перенести.

Я был обречен этим переживанием усвоить один из величайших уроков, а именно тот, что мужчина составляет единое целое с жен­щиной — своей избранницей. Иным путем такого урока я бы не смог получить.

Однажды вечером, после года одиноче­ства, я переодевался, послав одно приглашение к обеду, и свет в моей квартире был при­глушен. Я случайно бросил взгляд на карти­ну на стене, и по какому-то странному со­впадению из-за слабого освещения мне яви­лось прекрасное видение корабля, огибающе­го поворот. «Мой Корабль Надежды!» — воскликнул я.

Ужиная со своей гостьей, я сделал еще одно открытие, которое ясно показало мне, почему меня занесло в этот городишко Клин­тон, ибо за столом передо, мною сидела моя будущая жена — та самая, которую я искал везде, не -зная, что она. живет почти по сосед­ству со мной.

Таким образом, из моей великой печали вечный закон компенсации (возмещения) ус­тупил мне величайшее из всех моих бо­гатств — совершенную жену, которая полнос­тью подходила для того, чтобы мы могли пройти рука об руку по жизни, работая вмес­те, набрасывая последние мазки в карьере, через которую печаль преобразовалась в фи­лософию, которой суждено принести пользу миллионам людей.

Но отдачи никогда бы не было и Наука Успеха так бы и не появилась, если бы я не овладел благословенным искусством преобра­зования неприятных обстоятельств в конст­руктивное действие.

Вспомните об этом слове — «преобразова­ние», когда в очередной раз будете сидеть в кресле у зубного врача, деловито занимая свои мысли думой о чем-то конструктивном, чтобы не осталось времени почувствовать зуб­ную боль. И когда вас одолевает печаль, сле­дуйте тому же средству, обратив мысли к ка­кой-то еще не достигнутой цели; настолько углубитесь в размышления о путях и сред­ствах достижения этой цели, чтобы не оста­лось времени для жалости к себе. Сделайте это, и обнаружите скрытый актив, об облада­нии которым вы еще не знали, — актив, сто­ящий больше, чем королевский выкуп. Вы поймете, что стали хозяином самого себя!

Я знаю кое-что о последствиях печали, поскольку был рожден в пучине океана печа­ли. Дом, в котором я родился, был деревян­ной хижиной, расположенной в горах юго-за­падной- Виргинии, и единственными ценнос­тями этого дома в то время были лошадь, корова, кровать и очаг, на котором моя мать выпекала кукурузный хлеб.

Теоретически у меня не было ни малейше­го шанса стать свободным человеком, и еще меньше возможности когда-либо стать полез­ным для своих соплеменников во всем мире. Родители мои были бедны и неграмотны. Единственная ценность, которую я унаследо­вал при рождении, это физически крепкое тело и хорошее кровяное давление.

Прочитав описание моего прошлого, вы можете удивиться, с чего это я выбрал задачу подарить миру первую практическую филосо­фию личного успеха. Я и сам иногда поражался! Но философ свидетельствует: «Пути Господни неисповедимы, а чудеса Его безгра­ничны».

Из печалей моего детства выросло страст­ное желание поубавить печали других лю­дей — желание настолько сильное и прочное, что оно вело меня за собой через двадцать лет бесприбыльных поисков причин успеха и провала. Наверное, печали моей юности были посланы мне с какой-то целью, дабы я вдох­новился на то, чтобы дать миру нечто хоро­шее.

Когда я говорю о «бесприбыльных поис­ках», я имею в виду отсутствие денежной компенсации, когда исследование уже шло полным ходом. Что касается конечного возме­щения, которое дало мне это исследование, то я могу искренне сказать: сомневаюсь, что ка­кой-либо другой автор получал столько помо­щи или имел столь благоприятную возмож­ность выполнять такую разнообразную лите­ратурную работу, как я за последние двад­цать лет, когда систематизировал Науку Успеха. В конечном итоге, эти «бесприбыль­ные» годы помогли мне оказать благотворное влияние на бесчисленные людские судьбы и обеспечили лично мне более чем щедрую долю Двенадцати Великих Богатств, пред­ставляющих все, что есть в личном успехе в самом земном его понимании.

Если бы я мог вернуться назад и прожить жизнь заново, избежал бы я печалей своей молодости? Определенно нет, поскольку именно те переживания закалили мое тело и укрепили ум, а также подготовили мою душу к такой работе, которая принесла пользу тем, кто стремится найти свой путь через Черный Лес жизненных джунглей.

Вдумайтесь в смысл идеи, которую я ста­раюсь донести, и вы поймете, почему я зая­вил, что эта книга будет глубже, чем простые инструкции о том, как преодолеть страх пе­ред стоматологическими или хирургическими операциями. Если я делаю свою работу в со­ответствии с первоначальным замыслом, то она обеспечит читателя источником энергии, с помощью которой все неприятные обстоя­тельства могут быть преобразованы в полез­ную услугу — источник энергии, который действует через то «другое я», которое чело­век не видит, когда смотрится в зеркало.

Единожды научившись должным образом оценивать печаль, вы признаете ее блага, где бы они ни проявились, и сочтете ее одной из наиболее существенных замыслов природы, с помощью которых она поднимает человека над его животным прошлым. На всех уровня развития животные стоят ниже человека, ни­когда не ведают печалей, за исключением со­баки, длительное партнерство которой с чело­веком приблизило ее к человеческому суще­ству несколько больше.

Если вы обладаете большой способностью печалиться, то у вас есть все предпосылки для гениальности, при условии, что вы рас­сматриваете печаль как желательный источ­ник дисциплинированности, а не как посред­ник жалости к самому себе.

По мере нашего продвижения через Доли­ну великих чудес станет ясно, что каждое из этих чудес способно принести больше пользы тем, кто их правильно истолковывает. И вы увидите, что умиротворение доступно лишь тем, кто должным образом толкует законы природы и соотносит себя с ними. Если вы пропустите этот пункт, то не поймете и глав­ной задачи, которую я ставил перед собой, когда писал эту книгу!

Печаль есть великий общий знаменатель, который служит проявлению обстоятельств в сообществе или в семье, когда на них. обру­шивается несчастье. Я знавал печаль, которая сближала отошедших друг от друга мужа и жену, которые не сблизились бы при других обстоятельствах, а также печаль, что прекра­щала раздоры между горцами, существовав­шие в течение многих их поколений.

Чувство печали, как и чувство любви, утон­чает души тех, кто ее переживает, придает им мужество и веру, чтобы противостоять испы­таниям и треволнениям борьбы в мире заме­шательства и хаоса, при условии, что воспри­нимается как благо, а не как проклятье. Не­приятие печали приводит к несварению же­лудка, повышению кровяного давления и общей неприязни со стороны других людей.

Каждая печаль несет в себе семя равноцен­ной радости! Ищите это семя, взрастите его, и пожнете урожай радости. Когда вы это сдела­ете, вы уже больше не позволите себе раздра­жаться по поводу столь тривиального дела, как стоматологические или хирургические операции, даже если они и довольно тяже­лые. Вместо того чтобы нянчиться с собой, когда вас посетила печаль, посмотрите вокруг себя, пока не обнаружите кого-то, печаль ко­торого больше вашей, и помогите ему преодо­леть ее. И — вот вам! — ваша собственная печаль преобразуется в лекарство для вашего тела и души — лекарство, с помощью которо­го вы излечиваете многие, другие типы непри­ятных переживаний.



« ||| »
В рубриках: Успех

 

Оставьте комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.